Проверка на полиграфе. Обучение полиграфологов. Курсы полиграфологов. Лицензия на осуществление образовательной деятельности - 77Л01 № 037844

Процессуальные ошибки экспертов - полиграфологов

     При производстве СПФЭ на первом месте по частоте встречаемости – ошибки процессуального характера: многие эксперты-полиграфологи выходят за пределы своей компетенции и отвечают на правовые вопросы.

     Так, при производстве СПФЭ, назначенной следователем по особо важным делам Егорьевской городской прокуратуры, полиграфолог (сотрудник Института криминалистики) принял к своему разрешению вопросы: «Находился ли Г. в квартире Э. по адресу … во время нанесения ранений Э. и З.?» и «Наносил ли Г. ножевые ранения Э. и З. в ночь с 29 на 30 августа 2005 г.?»

     По результатам проведенного исследования эксперт пришел «к следующим однозначным выводам: Г. не находился в квартире Э. по адресу … во время нанесения ранений Э. и З.; Г. не наносил ножевых ранений Э. и З. в ночь с 29 на 30 августа 2005 г.; Г. не осведомлен о деталях совершения поджога квартиры Э.; Г. достоверно не известны лица, которые нанесли З. и Э. ножевые ранения».

     При производстве СПФЭ по постановлению следователя военной прокуратуры Каспийской флотилии полиграфолог (сотрудник органов МВД Астраханской области) приняла к своему разрешению вопрос: «Какие действия выполнял Ч. в ночь с 14 по 15 августа 2006 г.». Вывод эксперта: «Гр. Ч. выполнял действия, соответствующие процессу кражи денег».

     В 2010 г. при производстве СПФЭ, назначенной следователем ВСО Следственного комитета при прокуратуре РФ по Владимирскому гарнизону, полиграфолог (бывший сотрудник органов МВД) принял к своему разрешению вопрос: «Выносил ли М. пропавший автомат АК 74 М из склада вооружения в/части … вне ящика?». Эксперт пришел к выводу, что «в памяти М. однозначно присутствует информация о том, что он выносил пропавший автомат АК 74 М из склада вооружения в/части … вне ящика».

     В 2013 г. при производстве СПФЭ по постановлению старшего следователя-криминалиста ВСО СК России по Наро-Фоминскому гарнизону ВСУ по г. Москве полиграфолог (сотрудник негосударственного экспертного учреждения), в числе прочих, дал утвердительный ответ на вопрос: «Есть ли в памяти Р. следы того, что он знаком с Ш.?».

     Разрешение вышеуказанных вопросов не входит в компетенцию эксперта по двум причинам.

     Во-первых, потому что предполагает выявление обстоятельств, согласно ст. 73 УПК РФ подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. В соответствии со статьей 74 УПК РФ заключение эксперта является источником сведений, на основе которых наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, устанавливает суд, прокурор, следователь, дознаватель.

     Во-вторых, в связи с тем, что современной уровень развития науки не позволяет путем регистрации и анализа психофизиологических реакций человека в ответ на предъявляемые стимулы конкретизировать информацию, которой он обладает.

     Актуализируя образы, хранящиеся в памяти обследуемого (в том числе за счет предъявления стимулов, в определенном порядке подобранных и систематизированных), полиграфолог изучает выраженность, устойчивость, соотношение реакций на вопросы тестов. Используя различные системы оценки зарегистрированных данных, он может выделить совокупность стимулов, значимых для человека. В зависимости от того, что это будут за стимулы и какая методика использовалась в ходе тестирования на полиграфе, полиграфолог может утвердительно или отрицательно ответить на вопрос: выявляются ли в ходе исследования реакции, свидетельствующие о том, что субъект располагает информацией о каком-либо событии (его деталях).

     Таким образом, на основе анализа выявленных реакций полиграфолог формулирует свою (экспертную) версию относительно информированности обследуемого лица о случившемся. Будучи носителем специальных знаний, он также вправе высказать суждение о возможных обстоятельствах получения обследуемым информации о событии (вероятности ее получения в момент события). Однако по результатам тестирования с применением полиграфа невозможно определить, какая именно информация содержится в памяти человека. Механизмы памяти пока до конца не изучены.

     В каждом из указанных выше случаев, руководствуясь статьями 16 и 41 ФЗ о ГСЭД, эксперты были обязаны составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить его направить его лицу, назначившему судебную экспертизу.

     На этапе становления СПФЭ аналогичные формулировки экспертных выводов, отражающие некритичное отношение к опыту других стран, использовали многие практикующие специалисты. Но и сегодня подобные заключения не редкость. Однако цена ошибки существенно возросла.

     В 2011 году Главным управлением криминалистики СК РФ исследовалась практика назначения и производства СПФЭ. Полученные результаты нашли отражение в Обзоре практики проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений (по итогам I полугодия 2011 года), направленном в региональные подразделения за подписью заместителя Председателя Следственного комитета РФ.

     В Обзоре, в частности, было указано: «Представляется необоснованной практика назначения платных ПФИ частнопрактикующим специалистам или негосударственным экспертным учреждениям, которые, как правило, нацелены на удовлетворение своих финансовых интересов, а также в силу низкой квалификации могут выдать ложные и не основанные общепринятыми методиками результаты исследований. Примером такого непрофессионализма является деятельность по проведению исследований и экспертиз с применением полиграфа частнопрактикующего полиграфолога Н. Сведения, отрицательно характеризующие его профессиональную деятельность, неоднократно поступали как от сотрудников региональных СУ, так и из других государственных органов».

     Годом позже полиграфолог – сотрудник СК России допустила ту же ошибку – вышла за пределы своей компетенции, ответила на правовые вопросы. Последовала негативная реакция Верховного Суда РФ.

     В пункте 5.2.1. Обзора кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за второе полугодие 2012 года, утвержденном 3 апреля 2013 г., говорится, что заключения по результатам психофизиологических экспертиз не соответствуют требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к заключениям экспертов; психофизиологические исследования не относятся к доказательствам согласно статье 74 УПК РФ. При этом не разъясняется, почему в решении, принятом по конкретному уголовному делу, речь идет обо всех психофизиологических исследованиях и экспертизах (без указания на применение при их производстве полиграфа).